Экономический портал: бизнес, финансы, инвестиции

Кредитные договоры англо-американского образца оказывают наибольшее влияние на структуру кредитных договоров, используемых в России. Российские банки зачастую заимствуют некоторые положения, а иногда и договор целиком из некоего англо-американского «стандарта». При этом кредитный договор, составленный таким образом, подчиняется российскому праву. Это приводит к тому, что кредитные договоры, используемые в настоящее время при кредитовании в России, «растут» в своем объеме, в той или иной степени воспринимая сложившуюся международную практику, а также некоторые концепции иностранного права.

Насколько оправдан такой подход? Кредитные договоры, используемые на международных финансовых рынках, и в особенности на Лондонском межбанковском рынке, во многом стандартизируются. Они, безусловно, отражают многолетний опыт, который может быть полезен для банков в России. Особый интерес здесь представляют выше упоминавшиеся положения, составляющие так называемую «финансовую основу» кредитного договора. Банк, предоставляющий кредит компании, заинтересован в его возврате и платежеспособности заемщика. В теории банк должен получать определенное право голоса в управлении делами заемщика, дабы обеспечить возврат предоставленного кредита.

Данный голос может предоставляться банку долей (акциями) в капитале заемщика или местом в совете директоров/наблюдательном совете заемщика. Данные способы, однако, далеко не всегда реализуемы и целесообразны. Вместо этого такой «голос» можно предоставить путем установления в кредитном договоре договорных механизмов, налагающих ограничения на деятельность заемщика. Достигается это путем принятия ранее упоминавшихся финансовых обязательств, предоставления гарантий и заверений, установления случаев неисполнения/дефолта. Именно эти положения, получившие детальную разработку в англо-американских кредитных договорах, ранее практически отсутствовали в российских кредитных договорах. В последних основной упор привычно делался на надлежащее обеспечение кредита, а не на создание данных договорных механизмов.

Вместе с тем простое заимствование англо-американского кредитного договора и подчинение его российскому праву, значительно отличающемуся от системы общего права, представляется неуместным. Применение некоторых концепций иностранного права, чуждых российским правовым реалиям, может не дать желаемого результата, а в худшем случае привести к прямо противоположному результату и даже к признанию недействительными отдельных положений или всего договора. Такое заимствование должно производится с учетом положений российского законодательства. Так, возможность досрочного истребования кредита и обращения банком взыскания на имеющееся обеспечение в связи с незначительным нарушением заемщиком положений кредитного договора (включая нарушение финансовых обязательств, гарантий и заверений) не вызывает сомнений с точки зрения английского права. Между тем правомерность таких действий с точки зрения российского законодательства сомнительна. Досрочное истребование банком кредита и обращение взыскания на обеспечение может крайне негативно сказаться на финансовом положении заемщика.

Положение может еще более усугубиться наличием у заемщика непогашенных кредитов, содержащих так называемую оговорку о «кросс дефолте». Суть оговорки заключается в предоставлении кредитору права досрочно истребовать предоставленный кредит в случае нарушения заемщиком своих обязательств по договорам, заключенным с другими кредиторами. Простое заимствование из англо-американского кредитного договора положения о возможности досрочного истребования кредита и обращения банком взыскания на имеющееся обеспечение при наличии незначительных нарушений договора и применение данного положения в кредитном договоре, подчиненном российскому праву, может иметь катастрофические последствия для самого банка. Неправомерность данных действий будет означать нарушение банком положений кредитного договора. Банк будет нести ответственность перед заемщиком за ненадлежащее исполнение договора, включая возмещение убытков.

Помимо формальных соображений, использование большого кредитного договора англо-американского типа без необходимой его адаптации к российским реалиям не всегда может быть оправдано с практической точки зрения. Такой договор может оказаться слишком сложным и дорогим для заемщика. Необходимо учитывать целый ряд факторов: анализ рисков банка при данном финансировании, качество предоставляемого обеспечения, кредитную историю заемщика, опыт работы заемщика с такого рода договорами, наличие у него юридических консультантов, затраты и сроки подготовки и согласования кредитной документации и др. Все это в конечном итоге может повлиять на то, возьмет ли заемщик кредит в данном банке или нет. Учитывая ситуацию на российском рынке банковского кредитования (наличие банков, готовых предоставлять кредиты, и дефицит заемщиков, желающих их взять), данный вопрос сохраняет свою актуальность.

Кредитные договоры, подчиняемые англо-американскому праву, оказывают наибольшее влияние на структуру современных кредитных договоров, используемых в России.

При составлении договора в странах общего права юристы руководствуются правилами трех «Р»: предусмотреть, что может произойти; регламентировать поведение сторон; защищать интересы клиента.

Для права Англии безразлично, нарушил ли продавец договор вследствие умысла, неосторожности или просто потому, что ему не повезло. Что имеет значение — это факт исполнения: исполнил ли он договор или нет, Даже небольшая просрочка (10 минут) может являться нарушением договора.

Простое заимствование англо-американского кредитного договора и подчинение его российскому праву, значительно отличающемуся от системы общего права, представляется неуместным.

Рейтинг: 
Голосов пока нет

Календарь

пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
Сентябрь 2018
 

Опрос

Знаете ли Вы, что такое АТЭС?

Copyright © 2018